Страны Арктики и Антарктика

Деревня Боярщина - родина сказителя Василия Щеголенка

Деревня Боярщина - родина сказителя Василия Петровича Щеголенка. Боярщина… Живая старина живет в названии деревни, расположенной на материке против Кижского острова - так именовали в новгородское время обширные боярские владения. Неумолимое время не сохранило здесь ни боярских теремов, ни имен “людей именитых”.

Прославил свою деревню Василий Петрович Щеголенок (1805-1894 гг.). Родившись здесь в семье крестьянина, он с ранних лет зарабатывал, как мог, на хлеб, а со временем овладел сапожным ремеслом. Да так освоил его, что получил известность во всей кижской округе.

Выросший в семье, высоко почитавшей поэзию и предания старины, незаурядными знатоками которых были его дед и дядя, Щеголенок, хотя и остался неграмотным, еще в юности перенял от них искусство пения былин.

В 1860 году, к моменту встречи с собирателем П. Н. Рыбниковым, сказитель обладал уже сложившимся былинным репертуаром: он знал 14 былин, что составляло свыше 3000 стихов. Точно выдерживая размер, он с присущими ему раскованностью и темпераментом исполнял былины “Вольга и Микула”, “Свято-гор”, “Дунай”, “Добрыня и змей”, “Дюк”, “Ставр” и другие.

Талант В. П. Щеголенка, певца-импровизатора, высоко оценил ученый-фольклорист А. Ф. Гильфердинг. По его начинанию, осенью 1871 года Василий Петрович был приглашен в Петербург, где с успехом выступил с пением былин в кругах научной общественности.

Весной и летом 1873 года Щеголенок познакомил с бытовавшими в Заонежье произведениями устной словесности москвичей. Шесть лет спустя “олонецкий рапсод” снова побывал в Москве, где благодаря профессору Е. В. Барсову встретился с Л. Н. Толстым. В июне того же года он по приглашению писателя приехал в Ясную Поляну и прожил там до августа. Более двадцати сказаний и легенд, ряд пословиц, поговорок, отдельных слов и выражений, слышанных от Щеголенка, было собственноручно записано Львом Николаевичем. Известно, что они привлекли его образностью народной речи. В писательском дневнике запестрели названия заонежских селений: Усть-Яндома, Кижи, Толвуя…

Легенды Василия Петровича Щеголенка послужили канвой для рассказов Толстого “Чем люди живы”, “Два старика”, “Три старца”, “Корней Васильев”, “Молитва” и “Старик в церкви”.

Осенью 1879 года Щеголенок снова с успехом “сказывал старины” в Петербурге. Напевы былин записали с его голоса М. А. Балакирев, А. П. Бородин, Ц. А. Кюи, Г. О. Дютш. Н. А. Римский-Корсаков, познакомившись с исполнительским мастерством Т. Г. Рябинина, И. Т. Рябинина и В. П. Щеголенка во время их выступлений в Петербурге, ввел в оперу “Садко” фрагмент, навеянный “условно-уставным былинным сказом или распевом”.
В 1870-е годы Илья Ефимович Репин создал портрет В. П. Щеголенка.

По свидетельству фольклориста Ф. Истомина, последние годы сказителя прошли в безысходной нужде. В 1886 году Русское географическое общество “в знак признательности за сообщение …богатого эпического материала” назначило В. П. Щеголенку пособие - 12 рублей в год.

Имя талантливого заонежского сказителя, много способствовавшего    широкому    ознакомлению общественности с сокровищницей древнерусского поэтического творчества, заслуживает глубокого уважения и немеркнущей памяти. Поэтому сама деревня Боярщина, где он родился и жил, может расцениваться как одно из примечательных памятных мест окрестностей острова Кижи.

Нелишне напомнить, что здесь, в Боярщине, гостями неграмотного кижского крестьянина были фольклористы П. Рыбников и А. Гильфердинг, профессора О. Миллер и Е. Барсов, собиратель памятников народной словесности Ф. Истомин.

НАВЕРХ!