страны арктики

Путешествие на Монинг-Тумп

Чуть выше мансийского поселения Халпауля в Северную Сосьву впадает речка Лопсия. Ничем не примечательная, она течет среди неказистых лесных берегов. Местами Лопсия очень узка и мелка, то и дело из-под днища лодки мечутся в сторону щуки. На крутых излучинах лодка на полном ходу не успевает развернуться, приходится выключать мотор.

Слово «лопсия» по-мансийски означает река с завалами. Весеннее половодье из года в год подмывает корни деревьев на берегу. Их стволы сначала склоняются над водой, потом падают и уносятся рекой. В мелких и узких местах они застревают и запружают реку. Создается своеобразная плотина из стволов погибших деревьев, которая растет с каждым годом. Эти места у манси носят название «лопси», то есть завалы, а река по-мансийски — «я». Через несколько километров мы оказались перед гигантским завалом.

— Вот она, самая большая пробка на Лопсии,- говорит Вожаков.

Бревна здесь беспорядочно громоздятся в несколько этажей, завал протянулся по речной дуге почти на километр. Видимо, он существует здесь уже десятки лет. И поэтому в стороне от завала протоптана тропа, срезающая речную петлю. Преодолеть по суше нужно метров сто, не больше. Предусмотрительные охотники и рыболовы уложили на тропе метровые чурочки-катышки: по ним перетаскивают лодки.

На берегу, куда мы вытащили грузы и лодку, оказалось неплохое место для лагеря: сухое, ровное, высоко над водой, лес плотной стеной защищает от ветра. Здесь, по-видимому, всегда делают привал охотники.

Приближался вечер, но до захода солнца было еще время побродить по окрестностям с ружьем и киноаппаратом. По плотной массе бревен завала я легко перешел на другую сторону реки. Посидел на бревнах, подивился гигантскому скопищу мертвого леса. Вспомнились записки геолога Е. С. Федорова, руководившего в конце 19 века многочисленными экспедициями по Северному Уралу.

Вот что он писал о завалах на Лопсии:
«Страшный вид представляет в этом месте река, вполне сохраняющая в своих извилинах и островах характерный речной ландшафт, но выставляющая вместо гладкой и свежей поверхности воды какое-то темное хаотическое скопление наплывного леса. Хотя с большой осторожностью, но во всяком месте можно перейти реку или присесть на стволе посреди реки, которой почти не видно, несмотря на ее 20-саженную ширину».

У нашего вечернего костра сидеть было очень приятно. За далекой тайгой тонул красочный закат. Когда стемнело, на небе из-за черных шпилей прибрежных пихт выплыл серебряный лунный диск. И все погрузилось в тишину.

Страницы: 1 2

рубрика: Рассказы о путешествиях