страны арктики

Кто такие поморы. Часть четвертая

Кто такие поморы. Часть четвертая.
Вот как выглядят остатки одного из комплексов зимовья: сооружение состоит из двух частей — избы и небольших сеней. Изба в плане почти квадратная: 3,3х3,6 м, срублена из толстых бревен, диаметр которых около 30 см. Внутри помещения все стенки сильно подтесаны — гладкие, плотно примыкают друг к другу, паз выбран в нижней части ствола. Высокая трава шелестит под ветром у старых бревен. Кажется, что изба сопротивляется разрушению: еще почти на 2 метра сохраняются северная и южная стенки сруба, на южной стене можно определить очертания оконного проема — окно было довольно большим, двери нет, но сохранился порог и дверной проем. Видно, что дверь открывалась наружу. Сени примыкали к избе с восточной стороны, они не только предохраняли вход в избу и берегли избяное тепло, но и могли служить небольшим складским помещением. О покрытии всего комплекса — избы и сеней — можно судить по сохранившимся конструктивным деталям в верхней части избы. Покрытие было прочным и плотным, его бревна выдерживали крышу с плотной засыпкой грунта.

Да, не спешат исчезнуть с лица Земли сооружения, построенные прочно, воздвигнутые с учетом всех особенностей своего географического местоположения. Не потому ли так прочны еще углы избы, срубленные «в лапу», посаженные на мощные, крепкие щипы-нагеля. Да разве изба — это не корабль на суше, а корабль — не дом на море?!

На многих тонях, на которых не одну сотню лет промышляли поморы, остались следы их обетных крестов — ручей Глубокий, Качалово (в лоции XVIII века: «Качалове. Заходить в полводы, в устьи есть середыш, ходят по обе стороны, токмо о нижной наволок лучше, стоят против крестов»), ручьи Гурьеватый, Золотой, река Снежница. На остатках креста в устье ручья Золотого — дата: «1881 год».

Помню, как в сплошной, беспросветный ливень пришли мы на тоню Красные Щелки. Рыбаки, сидящие на тоне, устроили нас на ночь, помогли чем могли. Красные Щелки — так называется современная рыбачья тоня. Вероятно, данный пункт можно отождествить с урочищем Красные Лудки, хорошо известным по лоции XVIII века: «Красные Лудки признать: с руской стороны крутой кряж, а на верхней земли мох рябой, на верхнем наволоке большой гурей… стоят прям крестов». Ручей впадает в море, образуя далеко вдающуюся в море губу длиной почти 300 метров, шириной около 100 метров. Берега губы красновато-розоватого оттенка, какой-то особенный, теплый свет они излучали вечером, при неярких лучах заходящего солнца.

Кресты стоят на верхней, «русской» стороне губы. На самом мысу стоит высокий, почти в четыре метра, крепкий крест довольно хорошей сохранности, сооруженный из аккуратно вытесанных брусьев. Внизу, у основания креста, — наброс камней. Буквы вырезаны неглубоко, но хорошо читаются. Конечно, особый интерес представляет так называемая летопись — надпись, вырезанная в нижней части креста: «Федор Иванович 1915 года Апр. 29 д. работали съ Зимнаго Бер. д. Ручьи Я СГ СФ Ушаков ГВГ». Известно, что жители поселений противоположного берега беломорского «горла» — так называемого Зимнего Берега — часто ходили сюда на промысел. Полностью ответить на все вопросы, связанные с крестом Ушаковых, мы понимали, можно было, только побывав на самом Зимнем Берегу, в деревне Ручьи, но это можно было сделать только позднее.

рубрика: Коренные народы Севера