Страны Арктики

Канада Королевство Дания Королевство Норвегия Соединенные Штаты
Российская Федерация Регионы России Достопримечательности История края

На леднике Ронне. Часть 7

На леднике Ронне. Часть 7.
Я представил, как можно предусмотреть все, что может случиться в санно-гусеничном походе, при дальнем перелете, да и при обычной исследовательской работе в условиях Антарктиды. А соблюдать нужно главное правило — работать с исправной техникой, в хорошей теплой одежде, а еще быть сытым и «здоровым, ну и… отбор людей заранее по антарктическим критериям, а не по плюсам в стандартных анкетах.
Вот Шумилов так и сделал — одел, накормил, дал исправный «Буран» и сам полетел на самолете для подстраховки.

И все равно у нас создавалось полное ощущение своей автономности, оторванности от цивилизации, единства с природой, и это ощущение усиливала бесконечность белого и очень контрастного пространства. Это пустое антарктическое пространство совершенно непохоже на такое же снежное пространство где-нибудь в тундре, даже в Арктике — не те краски, воздух, небо — это Антарктида!

Только мы прочувствовали свою автономность, как вдалеке раздался усиливающийся рокот двигателей ИЛа. И далеко за спиной начало расти вверх облако снежной пыли. Через пару минут из него показался низко летящий Ил. Я поехал дальше, слегка досадуя на очень некстати нарушенное романтическое состояние одиночества.

ИЛ сел в паре километров по курсу на ровную поверхность,ледника. Вскоре мы поравнялись и в полукилометре поставили очередную веху. Потом хотели проехать мимо, но кто-то махал нам рукой из-под фюзеляжа. Мы отцепили сани у вехи и на облегченном «Буране» быстро подъехали к самолету.

В самолете вкусно пахло супом и мясом, жильем. Экипаж пообедал. Шумилов дремал, остальные курили и ждали нас. Только механик Володя Романов суетился у плиты. Я подумал, что никогда не видел его сидящим. Вот он наливает нам по тарелке горячего супа, ставит на подставку сковороду с жареной свининой, открытую банку зеленого горошка, фыркающий чайник, банку джема, хлеб, масло.
— На здоровье! — посмотрел он ласково сквозь сросшиеся, начинающие седеть брови и ушел с отверткой и молотком в руках в грузовой отсек.

— Ты по компасу ориентировался? — деланно безразличным тоном спросил Толя Баныциков — геодезист и замначальника Дружной.

— По интуиции, — передохнув после глотка горячего супа, брякнул я.

— Какая она у тебя извилистая, — не отцеплялся Толя.

— Да, вы, ребята, напетляли, — солидно поддержал Виктор Петров. И пошли рассуждения…

— Что вы пристали к мужикам? При такой тряске на «Буране» компас-то дергается, разве по нему что-нибудь увидишь… да еще ветер в лицо. «Сильный ветер, а?» — Женя Скляров вступился очень кстати. Начальник всей авиации в Антарктиде в эту экспедицию, он сразу
показал, что понимает сложность нашей задачи. Я с благодарностью посмотрел на него.

— Вообще это проблема… без компаса если, ориентиров-то нет впереди, — полувопросительно сказал интеллигентный второй пилот.
— Общее направление трассы строгое, я проверил. А ты мне потом расскажешь, как все-таки ориентировались. Хорошо?

Не подозревал тогда я, что никогда не узнает второй пилот простого секрета установки трассы на леднике Ронне.

Антарктика
9 0,156