Страны Арктики и Антарктика

Преображенская церковь на Спасском погосте

В окрестностях Серпухова  есть еще одна достопримечательность –  Преображенская церковь на Спасском погосте. В дозорной и описной книги церквей и земель 1620 года о погосте записано: “В Теминском стану погост Спаский на реке Наре, а на погосте церковь Преображения Спасова древяна клецки, строение церковное приходских людей”. Трудно сказать, сколько деревянных церквей стояло на этом месте, сменяя друг друга: антиминсы на их освящение выдаются регулярно. Наконец, в 1736 году отставной солдат лейб-гвардии Преображенского полка Никита Карпович Козлов подал прошение, что желает “вместо оной ветхой деревянной построить вновь каменную церковь”.

Преображенская церковь типа восьмерик на четверике – последний на нашем пути памятник серпуховской “школы” зодчества, причем занимающий в ее развитии исключительное место. Обработка его фасадов ограничена лопатками на гранях апсиды и восьмерика, простым кирпичным карнизом и прямоугольными окнами в плоских рамочных наличниках. “Живая” кирпичная кладка, превратившаяся здесь в основное средство художественной выразительности, никогда не знала ни штукатурки, ни побелки. Ее правильные крестовые ряды с тщательно зачеканенными швами своей мозаикой исключают однообразие стены. Тут впервые местные мастера и открыли для себя звучность простого каменного объема, убедились, что чистая плоскость стены не производит впечатление пустой и сама по себе монументальна и выразительна. Поиск красоты ясного лаконичного объема в архитектуре Преображенской церкви настолько последователен, что этим во многом предвосхищает замечательные храмы, созданные кишкинской артелью.

Позднее старая часть церкви претерпела некоторые изменения, в частности, сравнялась с четвериком надложенная апсида, над окнами и растесанными порталами появились худосочные архивольты и граненый барабан завершила новая фигурная глава. Переделками преследовалась цель “увязать” мудрую простоту архитектуры старой церкви с двумя новыми симметричными ампирными приделами. Они появились в первой половине XIX века, когда “придел 1760-х годов и трапезная были разобраны до основания и сложены вновь выше и обширнее”. Существующий вид памятник приобрел после возведения во второй половине XIX века монументальной трехъярусной колокольни.

Вокруг церкви раскинулось окруженное оградой старинное кладбище. Здесь среди “византийских” гранитных памятников попадаются надгробия XVIII – первой половины XIX века. Одним краем кладбище выходит к береговому обрыву и вместе с церковью кажется поднятым над самой водой. И хотя многие виденные нами памятники прекрасно найдены в пейзаже, этот погост, отгороженный от всего мира оврагами и рекой, оказывает особенно глубокое воздействие, вызывая в воображении образы суровые и героические. Что это – ощущение тяжести веков древней Серпуховской земли, которая раскинулась зеленым колышущимся  морем до самого горизонта? А может быть, богатырская природа русской земли настраивает на такой лад. Нет сомнения, что и своеобразный язык серпуховского зодчества близок к такой образности. Словом, впечатлений от богатого и разнообразного серпуховского художественного наследия остается много.

За темным частоколом леса, к которому от Спасского погоста ведет обсаженная липами дорога, еще немало памятников зодчества. Это и Георгиевская церковь в Капустине (конец XIX в.), и усадьба Васино с деревянным ампирным домом, и Сретенская церковь в Дубне (1815) и др.

Рубрика: История и архитектура Серпухова

Еще на сайте:

НАВЕРХ!