страны арктики

О промышленном строительстве в Серпухове

«Главная промышленность жителей города есть фабрики бумажные, ситцевые и парусные».

О промышленном строительстве в Серпухове. На рубеже XVIII-XIX веков в Серпухове действовало четырнадцать фабрик, выпускавших только парусину. Восемь из них включали комплексы каменных зданий, а остальные были деревянными. Среди владельцев парусных фабрик встречаются старые, уже знакомые нам династии Сериковых, Плотниковых, Окороковых.

Неожиданно на внешнем рынке создалось затруднение в сбыте парусины. В 1800 году в связи с обострением отношений с Англией «случилась в продаже полотен остановка». Расторопные серпуховские промышленники немедленно меняют ассортимент продукции. Вместо больших широких парусных станов ставится множество небольших бумаготкацких станков для выпуска миткаля и нанки. Перестройка произошла столь стремительно, что уже в 1814 году в Серпухове работают пять бумаготкацких фабрик, а на остальных парусных были созданы отделения по выпуску новых тканей. Подобные отделения подчас являлись крупнейшими самостоятельными производствами. Так, например, на фабрике А. Серикова действовало 360 станков с годовым выпуском 335 тысяч аршин хлопчатобумажных тканей.

Новая эпоха промышленного развития города выдвинула новые династии капиталистов, сменивших первых парусных фабрикантов. Подобно тому как в XVI11 веке каждый серпухович ломал шапку при одном только упоминании фамилии Кишкиных, так теперь он с не меньшим почтением относился к потомственному почетному гражданину Н. Н. Коншину. Унаследовав от отца ситценабивную фабрику «Старая мыза» и прядильно-ткацкую «Новая мыза», Коншин в 1877 году образует «Товарищество мануфактур Николая Николаевича Коншина» — одно из крупнейших в России производств хлопчатобумажных тканей. На его фабриках работают квалифицированные английские и французские специалисты, закупается новейшее европейское оборудование.

Когда смотришь на старую фотографию города, то видишь непривычную картину: бесчисленным куполам и колокольням церквей вторят вертикали фабричных труб. Такой колорит, во многом еще свойственный городу и сегодня, пожалуй, и является «его лица необщим выраженьем». Где кроме Серпухова можно увидеть рядом старинную парусинную мануфактуру XVIII века, ампирные корпуса бумаготкацких фабрик первой половины XIX столетия, текстильные комплексы конца XIX — начала XX века и такие самые современные сооружения, как Научно-исследовательский институт нетканых текстильных материалов? Серпухов в силу исторических условий превратился в настоящий музей истории промышленной архитектуры.
Причем музей действующий, так как город сохранил верность своей «профессии», и в старых фабричных корпусах до сих пор рождаются красивые разноцветные ткани. Нам осталось побывать в одном из последних «залов» этого музея и познакомиться с архитектурой серпуховских фабрик конца XIX — начала XX века.

Как и на всех этапах своего развития, промышленная архитектура рубежа веков не представляла собой какого-то изолированного художественного явления. Ей так же было свойственно использование декоративных мотивов стилей прошлых эпох. Так, корпус насосной станции (конец XIX века) на Тульской улице выстроен в псевдоготическом стиле. Все его внутренее пространство перекрыто системой металлических ферм, опирающихся только на углы здания, которые трактованы как мощные пилоны. Этот прием позволил возвести между опорами легкие фахверковые ограждения, разработанные готическими стрельчатыми фронтонами, высокими узкими окнами и простыми аркбутанами. Особую выразительность зданию придает прекрасная чугунная лестница, в опорах и ограждениях которой также использованы «готические» мотивы.

В то же время промышленная архитектура ставила ряд специфических задач. Их решение требовало применения новейших конструкций большепролетных перекрытий, огромных световых проемов и экономичной отделки.

Поэтому тенденции рационалистического подхода к формообразованию в промышленном строительстве появились раньше всего. Не случайно ведущие мастера архитектуры того времени (Ф. Шехтель, Р. Клейн, И. Кузнецов, И. Китнер и другие) постоянно обращаются к проектированию промышленных зданий. Лишь поиском новых средств архитектурной выразительности можно объяснить применение здесь форм раннего модерна. Однако неуместность этого  «нового стиля» в промышленном строительстве оказалась настолько очевидной, что его почти перестали использовать.

Редким примером подобной практики служат два здания ситценабивной фабрики Коншина (после революции — комбинат «Красный текстильщик»). Много труда и фантазии приложил архитектор, чтобы придать четкой ритмичной структуре производственных корпусов геометрическую непринужденность. Характерно, что в приемах модерна решены только два небольших корпуса опытного производства и лаборатории, в то время как все остальные огромные здания фабрики выстроены в кирпичном стиле.

Идея теоретика архитектуры А. К. Красовского о «рациональной архитектуре», которая «преобразует полезное в изящное», отчасти воплотилась в зародившемся в промышленном строительстве кирпичном стиле. В качеств его основного средства художественной обработки фасадов выступила открытая кирпичная кладка, выполненная на высоком техническом уровне. Но она уже не воспроизводила формы какого-либо исторического стиля, а выступала как вполне самостоятельный архитектурный феномен. Секрет его выразительности в том, что «фасад» не накладывался на готовые стены, а создавался вместе с ними, что шло параллельно с процессом выявления выразительности самого материала и тектоники сооружения. Причем все это достигалось простым чередованием выступающих и западающих фрагментов кладки без всякой тески кирпича.

Наиболее значительные достижения кирпичного стиля убедительно демонстрирует двухэтажный корпус Коншинской фабрики. Это многопролетное здание, перекрытое металлическими балками по чугунным колоннам. Большие и светлые пространства цехов создают максимум условий для рационального размещения оборудования. Огромные окна с характерными лучковыми перемычками зрительно сливаются в единые горизонтальные ленты остекления. Они ритмично расчленены пластически выявленными пилонами, что усиливает ощущение конструктивности всего объема.
Корпуса ситценабивной фабрики Коншина строились в разное время вплоть до революции. Сравнивая их между собой, можно проследить, как функциональные требования архитектуры постепенно выступали на самый первый план и первоначальная пластическая активность кирпичного стиля постепенно падала.

Фасады одного из позднейших и самого большого на фабрике пятиэтажного корпуса носят уже все признаки функциональной архитектуры. Их композиционный замысел непосредственно вытекает из тектонических свойств единой конструктивной системы каркасного здания.

Кирпичный стиль получил большое распространение в строительстве серпуховских текстильных фабрик. В его рамках можно встретить весьма различные по своему внешнему виду сооружения. Особенно часто происходит вкрапление стилистических оттенков псевдоготики и «русского стиля». Несколько таких комплексов расположены на правом берегу Нары: около Владычного монастыря — фабрики Московского акционерного общества текстильной мануфактуры и иа Пролетарской улице — прядильно-ткацкая фабрика Коншина. В кирпичном стиле с псевдовизантийскими мотивами выстроено и центральное общественное здание дореволюционного Серпухова — Городская дума (Советская ул., 31/21), которое является историческим и мемориальным памятником, связанным с историей первых лет Советской власти.

В это трудное героическое время в огромном двухсветном зале бывшей Городской думы в махорочном дыму при свете керосиновых ламп проходили заседания уездного революционного комитета и Серпуховского совета, отсюда после торжественного собрания в октябре 1919 года уходили на деникинский фронт комсомольцы, здесь звучала взволнованная речь М. И. Калинина, а в январе 1920 года серпуховские текстильщики приветствовали пением «Интернационала» американского журналиста Джона Рида.

В 1900-х годах Коншин приступил к строительству на свободной территории комплекса Новоткацкой фабрики (ул. Пушкина). Архитектуру ансамбля отличает стремление к созданию законченного художественного образа в градостроительном масштабе. Размах ансамбля, целиком выстроенного по одному проекту в неорусском стиле, удивителен даже с позиций сегодняшнего дня. Преследуя практические цели, архитектор, конечно, не пытался создать сказочно-былинную феерию.

Заслуживает внимания сама идея создания в России фабричного поселка вне старого города, подобного поселкам английских фабрикантов второй половины XIX века. На Новоткацкой фабрике Коншина помимо комплекса производственных и складских зданий выстроен доминирующий в общей композиции ансамбля монументальный пятиглавый собор, который крытыми переходами соединен непосредственно с цехами. Рядом расположены здания заводоуправления и контор, бытовые, служебные и даже жилые корпуса. Любопытно решение складского корпуса в виде крепостной стены с башней, а одной из контор — в виде палат царевича Дмитрия в Угличе.

рубрика: История Серпухова