страны арктики

Распространение резьбы на домах

Музей архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья.
Распространение резьбы на домах в значительной степени связано с развитым с давних времен в районе слияния Волги и Оки строительством деревянных судов, богато украшавшихся резными досками. Расшивы и беляны закладывались здесь зимой на низких прибрежных местах, чтобы весенний паводок сам подхватил их на воду. Мастера вырезали на толстых бортовых и кормовых досках сочные рельефные акантовые листья, а летом строили дома, покрывая их «корабельной резью», которая, однако, не была простым повторением резьбы на судах, но полностью соответствовала архитектуре здания и месту на его фасаде.

Экономический прогресс нижегородского края, расцвет волжского судоходства поначалу способствовали развитию и судостроения и одновременно народного зодчества. Обычай вырезать на досках год постройки дома помогает выявить изменения в характере поволжской резьбы.

Пожалуй, самым старым, точно датированным образцом остается доска 1825 года на доме Гудковых из деревни Сельцо у Николо-Погоста Городецкого района. Подобная резьба 1820-х гг. имелась на доме Чернышевых на базарной площади Николо-Погоста, а также в Нижнем Новгороде, в доме на Печерском съезде, №18. Ей свойственна четкая архитектоника волнообразного орнамента с листьями, едва намеченными слабым рельефом. Карниз был составлен из рядов орнаментированных досок, где наряду с иониками и другими классическими мотивами большое место занимают старые народные геометрические рисунки.

В домах 1840-х гг., как, например, в доме 1842 г. в Щекине Городецкого района, первоначальная строгость и ясность построения сменяются большей пышностью композиций, связанных с орнаментикой позднего классицизма. В более поздней резьбе классические растительные элементы зачастую превращаются в знакомые и близкие мастеру образы, заимствованные из местной флоры: листья аканта — в папоротник или хмель, винограда — в хмель или смородину, розетки напоминают цветы ромашки или подсолнуха. Опрощаются изображения львов, которые делаются похожими на собак, а иной раз и на лошадей, берегини-русалки утрачивают признаки мифологического происхождения, превращаясь в веселых, подчас озорных деревенских девок.

В 1860-1870-е гг. в поволжской глухой резьбе еще сохраняется четкость формы, однако появляется и перегруженность орнамента, усложнение его введением изогнутых лент и различных дополнительных элементов.

В 1880-1890-е гг. происходит постепенное вытеснение глухой рельефной резьбы сначала сквозной прорезью в сочетании с формами, получаемыми путем наложения одной орнаментированной доски на другую, потом простым выпиливанием сквозных узоров. Они выполнялись на тонких досках пропиловкой по шаблону и не требовали большого мастерства или тонкого художественного чутья. Кроме того, мастерам было значительно проще, быстрее и дешевле украсить дом пропиловочной резьбой и в то же время вполне удовлетворить вкусы заказчиков, так как ряды сквозных кружев создавали впечатление едва ли не большей пышности и богатства, чем благородные формы старой рельефной резьбы. К началу XX в. применение глухой резьбы встречается как исключение.

Территория музея разделена в соответствии с основными географическими, историко-культурными и этнографическими зонами Нижегородской области. В Заволжье, по Ветлуге и Керженцу, где встречаются таежные лесные массивы, был распространен северный тип жилья — дом, почти лишенный декоративных элементов и стоящий на высоком подклете, слит в единый объем с двухъярусным крытым двором. Южнее Волги начинались районы, где вырубленные за столетия смешанные леса переходили в лесостепь.

В этих местах пол жилого помещения избы находился почти на уровне земли, а дворовые постройки нередко возводились отдельно и не были связаны с жильем. Дома в деревнях и селах, близких к берегам Волги, можно отнести к среднерусскому типу, они отличаются своим нарядным резным убранством. Сейчас в музее представлены в основном сооружения Поволжской зоны.

рубрика: История Нижнего Новгорода