страны арктики

Перепланировка Серпухова в 18 веке

Как ни внушительна была надпись: «Быть по сему», сделанная рукой императрицы 16 января 1784 года на проекте перепланировки Серпухова, тем не менее не все по нему было воплощено в натуре. Мастерство древнерусских градодельцев в чем-то оказывалось выше новых регулярных принципов классицизма.

Это чувствуешь особенно отчетливо, когда идешь по очень древней и красивой Тульской улице. Местами заросшая травой, улица органично сливается с рельефом, выбирая наиболее удобный и легкий путь. Вот она прижалась к седым кремлевским валам, мягко стелется по берегу Нары, вдоль склонов посада, осторожно спускается в овраг Мешалку и далее взбирается на холм Гончарной слободы. Ее сопровождают одно- и двухэтажные домики, которые как бы разрывают сплошные ленты заборов и приветливо смотрят своими окошками, увитыми плющом и хмелем.

На Тульской улице сохранилось два старых дома (Тульская ул., 12-а, 21), построенных в начале XVIII столетия ремесленниками Гончарной слободы. Крошечные двухэтажные здания, так называемые «каменные избы», относятся к редкому типу старинного русского жилища — однопалатному дому. Дело в том, что каждый их этаж состоит только из одного помещения — отсюда и название самого типа. Внизу, в подклете, хранилось наиболее ценное домашнее имущество. Верхний этаж, на который вела наружная лестница, был жилой. Обязательной составной частью однопалатного дома были деревянные сени, примыкавшие с противоположной от улицы стороны и объединенные с ним одной кровлей. Такие сени сохранились только в доме № 21. Его ровесник заброшен и находится в аварийном состоянии. Дожди и снег уже почти смыли с него позднюю штукатурку, из-под которой появились простые капители угловых пилястр и наличники — «бровки». Если же вы представите еще и высокую кровлю и резное крыльцо, то в полной мере почувствуете красоту этого простого приветливого жилища.

Описываемый тип небольшого каменного дома, доступный широким слоям городского населения, продолжал использоваться в строительстве вплоть до конца XVIII века. На Пролетарской улице сохранился такой дом (№ 48/2), построенный уже во второй половине XVIII столетия.

Из описания Серпухова екатериненского времени (1775) мы узнаем, что в городе больше половины жителей купцы — 1441 человек. Неудивительно, что каменных «обывательских строений» было 49, то есть даже несколько больше, чем в Коломне. Конечно, они буквально «тонули» среди 759 деревянных домов, но число их было по тем временам весьма значительно.

Серпуховским купеческим палатам не повезло. Всего несколько зданий сохранилось до нашего времени. Самым ранним памятником являются палаты на территории фабрики «Красный текстильщик», построенные на посаде в первой половине XVIII века. И хотя верхний этаж не сохранил первоначальную планировку, а весь старый объем включен в более поздний производственный корпус и надстроен, палаты обладают большой художественной и исторической ценностью, а особенно интересны они в плане соотношения архитектурных форм культового и жилого зодчества Серпухова XVIII столетия. Элементы декоративного убранства выполнены с такой пластичностью и сочностью рельефа, что кажутся чуть ли не антиподом декору крайне лаконичных серпуховских храмов. Особенно красивы тонкопрофилированные базы и капители пилястр и мастерски нарисованные барочные наличники с замочком, сережками и бровкой. Интересно отметить характерное для жилого зодчества того времени сочетание древнерусских планировочных схем с новыми приемами барочной декорации.

Двухэтажный жилой дом (ул. Володарского, 23/54), построенный в 70-х годах XVIII века, «моложе» только что описанных палат. В нем гармонично сплелись уже не два, а целых три стилевых направления: древнерусское, барочное и классическое. Его серпуховские создатели и не подозревали,какую они проявляли «компетентность», когда возводили допетровские палаты, придавая им барочный декор в классическом пропорциональном истолковании. Они просто удобно строили, перетолковывая сообразно своим вкусам увиденное ранее.

Первоначально дом был центром обширной городской усадьбы и перед своим северным фасадом имел небольшой парадный двор. Теперь же здание и вовсе затерялось в глубине квартала. Оно имеет традиционное «палатное» четырехчастное построение плана, где вокруг удлиненных сеней сгруппированы четыре жилых помещения. Однако первый и второй этажи имели одинаковое жилое назначение, потому и нижний этаж не выделен как подклетный — служебный по назначению. На фасаде этажи приобрели почти равную высоту и, кроме того, они не разделены междуэтажным карнизом. Внешний облик дома отмечен единством и простотой объемного решения. Его строителям трудно было скрыть на фасадах сложную асимметричную внутреннюю структуру. Но они, стремясь к «регулярности», украсили каждый фасад тремя хорошо сохранившимися каннелированными пилястрами с барочными «ионическими» капителями.

К старинным домам Серпухова относятся по крайней мере еще два здания последней четверти XVIII века, решенные уже в явно выраженных принципах нового стиля — классицизма. Это соседний с палатами дом (ул. Володарского, 23/51) и дом за церковью Николы-Вутки (ул. Чернышевского, 14). Оба они принадлежат к чрезвычайно распространенному, особенно в купеческих городах, кругу памятников безордерного классицизма. Их владельцы продолжали устраивать в нижнем этаже большие кладовые помещения, перекрытые каменными сводами. Правда, первый сводчатый этаж дома на ул. Володарского старше и, вероятно, до перестройки служил подызбищем или просто складской палаткой.

Отличительной особенностью этих домов служит безордерное, лишенное, как правило, и центрально-осевой симметрии решение фасадов. На них оконные проемы, помещенные в неглубокие ниши с накладными досками, создают равномерное ритмичное членение. Завершает объем простой карниз с сухариками. Первоначальная планировка дома (на улице Чернышевского), основу которой составляет анфилада небольших комнат, расположенная вдоль главного фасада, почти не изменилась. В доме сохранились несколько угловых и прямоугольных кафельных печей, фрагменты лепного убранства (карнизы, розетки потолков).

Все дома-старожилы сейчас как-то неприметны в городе. Они стоят либо в глубине кварталов, либо под углом к направлению улиц. Построены они еще до перепланировки города. И там, где теперь перед ними разрастаются тихие палисадники, когда-то проходили старые переулки и улицы.

Мы остановились далеко не на всех старинных жилых домах Серпухова. Еще около десяти зданий было обнаружено среди массы более поздней городской застройки. Но они сильно перестроены и нуждаются в серьезных натурных исследованиях. Кто знает, может быть, в скором времени труд реставраторов сбросит с них пелену поздних наслоений и опять «заговорят» немые свидетели прошлых столетий.

Широкая программа преобразования древнего Серпухова, выдвинутая проектом перепланировки города 1784 года, осуществлялась с большими трудностями. Прежде всего, сам «регулярный» план, присланный Комиссией о строении Санкт-Петербурга и Москвы, нуждался в значительных корректировках. Нельзя же было расположить целый ряд прямоугольных кварталов на ежегодно затопляемом Нарой пойменном лугу, проложить прямые как стрела улицы по сложному рельефу
Серпухова с перепадом высот подчас более двадцати метров и смириться с тем, что некоторые каменные церкви оказывались в центре кварталов!

К сожалению, нам не известно ни одного имени из команды землемеров, которая доработала проект перепланировки и осуществила его в натуре. Прошло совсем немного времени, и первые каменные и деревянные дома стали выстраиваться вдоль новых широких и прямых улиц. По подробному плану 1862 года Серпухов уже предстает перед нами регулярным городом, каким он дошел в своем центральном старом ядре до наших дней.

Каковы же основные позитивные стороны и идеи проекта 1784 года? Новая планировка учла основное направление развития города, наметившееся в середине XVI — XVII веков,- на юг, по левому берегу Нары, к Высоцкому монастырю. Главная магистраль города — дорога из Москвы на юг — была перенесена с Тульской улицы на Московскую, трактованную на плане как композиционная ось города. Это ее значение было подчеркнуто цепочкой площадей: северная — въездная, квадратная в плане; главная, Торговая площадь с Гостиным двором и торговыми рядами, также квадратная; ромбовидная площадь с церковью Жен-мироносиц и южная въездная площадь у Высоцкого монастыря. Старый центр города — посад с торгом — также был отмечен квадратной площадью, через которую была проведена перпендикулярно Московской улице вторая соподчиненная ось — Боровская улица (ныне ул. Володарского). Она шла по мосту через Нару в Заречье, и на ней располагались две предмостовые и одна въездная площади со стороны Боровской дороги.

Почти на каждой площади по проекту предусматривалась торговля определенными видами товаров: фабричной пенькой и пряжей, сеном и овсом, лесом и дровами и т. д. Однако подобная дифференциация для Серпухова не имела никакого смысла, и вся торговля была сосредоточена на огромной главной площади, где первоначально должны были продаваться только «красные» товары. Такое перемещение торга с посада на Московскую улицу указывает на создание нового общегородского центра.

В 1822 году московский военный генерал-губернатор наконец-то распорядился выдать в ссуду из земского сбора 25 тысяч рублей серпуховскому купеческому и мещанскому обществам для постройки каменных торговых лавок. Доводы представителей города, состоящие в том, что «Серпухов расположен на Малороссийском тракте и обширнее других городов», а следовательно, должен быть подобающим образом отстроен, на этот раз были приняты во внимание.

Так началось создание ансамбля главной, Торговой площади Серпухова (ныне площадь Ленина). Ее значительные размеры (200 X 200 м), ясное планировочное решение, а также удачное расположение у склона к реке Наре выделили это величественное пространство в качестве центрального общественного ядра города. Первоначально были построены Красные торговые ряды в северо-восточной части площади. Они состоят из двух двухэтажных корпусов, в настоящее время сильно перестроенных. Их главный фасад с мощным ритмом пилонов и аркад первого этажа был обработан пилястрами и дощатым рустом. Над полуциркульными окнами второго этажа помещался гладкий фриз и профилированный карниз. Хорошо сохранилась первоначальная планировка северо-восточных рядов, состоящая из одинаковых торговых помещений шириной в арочный проем, собранных в единый прямоугольник.

Однотипность архитектурных приемов торговых рядов и ограниченность элементов их классического убранства оставляли, однако, за создателями ансамбля большую возможность в вариации масштабов различных корпусов и пропорциональных соотношений внутри каждого здания. Важное композиционное значение северного корпуса (1-я половина XIX в.), который фланкирует въезд на площадь по Московской улице, продиктовало применение единой монументальной аркады, объединяющей оба его этажа. Арки рядов обработаны развитыми архивольтами, опирающимися на импосты, и имеют красивые правильные полукруглые очертания. Этим старая часть рядов отличается от нескольких переложенных позднее пролетов, арки которых получили характерные изломы.

В одном из арочных проемов устроен проезд на внутренний двор, который окружен более поздними каменными лабазами. Дворовый фасад не столь параден, как главный: простая стена с рядами проемов. Здесь, «за кулисами», шла подготовка ярмарочного «спектакля». Сгружались товары, необходимый запас поднимался в низкие помещения второго этажа, и со всевозможной привлекательностью все развешивалось в лавках. Наконец, тяжелые ставни аркад распахивались и торговое «действо» начиналось…

рубрика: История Серпухова