страны арктики

Дворец Кишкиных

«Казенной дом, в котором ныне помещаются все присутственные места».

Дворец Кишкиных. Приступая к обследованию Серпухова, мы прежде всего просмотрели все старые планы города, которые удалось найти в различных архивах. Особенно привлек наше внимание огромный дом со сложной конфигурацией, возле которого стояла литера, а в экспликации объяснялось, что в нем находятся уездные присутственные места. Перед домом изображен парадный двор, въезд на который со стороны Тульской улицы фланкировали два флигеля. С противоположной стороны, за домом, показан обширный регулярный сад.

Каково же было наше удивление, когда, приступив к натурному обследованию, мы сразу же обнаружили это внушительное трехэтажное здание, которое замыкало перспективу Кишкинского переулка (ныне Красноармейская улица). Слово «обнаружили» как-то не вяжется с большими размерами сооружения, которое особенно контрастно воспринимается на фоне утопающих в зелени маленьких деревянных домишек. Кроме того, оно обращено к реке и видно буквально отовсюду.

Дом имеет интересную, во многом еще загадочную историю. О первых десятилетиях его существования только и удалось выяснить, что принадлежал он фабрикантам Кишкиным. Первые документы, относящиеся к его истории, датируются лишь концом XVIII века, когда здесь уже были размещены присутственные места. Однако сопоставление косвенных данных и анализ архитектуры памятника проливают свет на его возникновение.

Он был построен в 50-х годах XVIII столетия, точнее, до 1758 года, когда братья Николай и Василий Кишкины «учиняют» раздел своей грандиозной парусинной фабрики. Промежуток времени станет еще меньшим, если учесть строительство фабрикантами в 1755 году Крестовоздвиженской церкви: трудно допустить мысль, что они строят собственный дворец раньше «дома божьего».

Грандиозность и новизна задачи, поставленной перед безвестным автором дома-дворца, ее зрелое воплощение, а также столичный размах ансамбля — удивительны для архитектурной практики Серпухова. Все это требует своего объяснения. По нескольку раз в год Кишкину приходится бывать в столице и, похоже, его вкусы сложились под воздействием образов Северной Пальмиры. Также создается впечатление, что архитектор дворца большую профессиональную школу в одной из петербургских «команд». Можно предположить, что он работал у создателя Аничкова дворца — М. Земцова или у одного из его последователей: И. Сляднева либо Г. Дмитриева.

Здание имеет сложную трехризалитную композицию с четко выделенным четырехосевым центром. Эта столь типичная для Петербурга схема объемного построения дворцового здания восходит к типу трехчастного французского особняка второй половины XVII века. Первый этаж дворца Кишкиных, где расположены перекрытые тяжелыми сводами бывшие хозяйственные помещения, решен как мощный цоколь. Барочные наличники с резными белокаменными замками и рустованные пилястры тянутся по нему поистине скульптурным рельефом, который завершен тонкопрофилированным крепованным гуртом. Такое декоративное решение нижнего этажа чрезвычайно редко встречается в архитектуре середины XVIII века. Как правило, он покрывался простым дощатым рустом, подготавливая восприятие пышной барочной декорации второго, парадного этажа.

К сожалению, декоративное убранство фасадов верхних этажей дворца Кишкиных было изменено при ремонте в начале XIX века. Они были гладко оштукатурены, а окна получили ампирные подоконные камни с подушками. Сохранился только сочный белокаменный междуэтажный карниз. Но если вы вообразите стройный пилястровый ордер, изящный венчающий фронтон с затейливым картушем, пышные наличники, с «ушами» на окнах второго этажа, а более компактные и графичные — на окнах третьего, то зримо ощутите всю торжественность и мажорное звучание архитектурных форм кишкинского дворца, призванного внушительно напоминать о богатстве и силе своих хозяев.

В 1803 году были увеличены боковые ризалиты дворца путем пристройки новых лестничных объемов. Первоначальная лестница была наружная. Ее два симметричных всхода вели с парадного двора непосредственно в пышные апартаменты второго этажа. Внутренняя планировка дворца хорошо сохранилась. Вдоль главного и паркового фасадов расположены две параллельные анфилады. В центральном ризалите — большой односветный зал, который в 1890 году был переделан в церковь и увенчан большим восьмигранным куполом, а снаружи к ризалиту была пристроена столпообразная звонница в псевдовизантийских формах.

Остальные помещения второго и третьего этажей по сторонам зала сохранили уникальную алебастровую лепнину середины XVIII века, покрывающую сводчатые потолки. Пяты сводов расположены выше оконных проемов, что создает прекрасные по пропорциям, наполненные светом комнаты и способствует цельному восприятию лепного декора, занимающего господствующее положение в их облике. Причудливые лепные композиции, состоящие из фигурных клейм, растительного орнамента, волют, трельяжей и «купидонов», выполнены с поразительной фантазией и не повторяются ни в одном из тридцати помещений. При этом в центральных апартаментах расположены наиболее сложные, насыщенные композиции, которые от помещения к помещению становятся сдержаннее на периферии.

Могли ли вообразить сыновья неграмотного серпуховского купца, что в 1775 году они будут принимать в собственном блестящем дворце императрицу Екатерину II, которая будет возвращаться из своей знаменитой поездки на юг? Сколько легенд мог породить этот неожиданный успех купеческой «династии»! По одному из преданий, Кишкины покидают дворец и передают его городу, чтобы навсегда сохранить в Серпухове память о посещении царствующей особы. Однако документы свидетельствуют, что «дом этот приобретен казною в покупку в 1782 году, время основания его неизвестно». В бывшем дворце размещаются присутственные места. Он настолько велик, что многочисленные учреждения: полиция, уездный и земский суд, архив, дворянская опека, казначейство, магистрат, зал дворянского собрания, шестигласная дума — не смогли занять его целиком, и еще долго в первом этаже располагаются винные погреба, а на других этажах значатся «пустопорожние покои».

Но что же произошло с фабрикантами Николаем и Василием Кишкиными? Судьба их до сих пор остается загадкой. В «Полном экономическом описании Серпуховского уезда» за 1800 год среди владельцев парусинных фабрик фамилия Кишкиных уже не упоминается.

рубрика: История Серпухова