страны арктики

за Почаинским оврагом

Лежащая за Почаинским оврагом часть нижегородского посада была обжита еще в XIV в. В старину выше дома Чатыгина был пруд, а рядом деревянная церковь Жен-мироносиц. В ее приходе родились крупные деятели церкви XIV-XV вв. — Макарий Желтоводский, основавший монастыри в Макарьеве на Волге и в Макарьеве на Унже, и Евфимий Суздальский, построивший Спасо-Евфимьевский монастырь в Суздале.

В 1649 году деревянная церковь Жен-мироносиц на средства посадских людей была перестроена в камне и, когда она впервые предстала их взорам,  то за свой торжественный вид заслужила название соборной.

Пластичный объем церкви, поднятой на высокий подклет, завершался пятиглавием. Над западным притвором с открытыми проемами галереи высилась небольшая колокольня, высота которой не нарушала главенства основного объема церкви. Протяженность продольной оси сооружения подчеркивалась продолжавшей здание лестницей крыльца с шатриками или бочками над средней и нижней площадками.

Дом на улице Гоголя (№ 52) принадлежал ранее Бирюкову, а в начале XVIII в. перешел к его зятю Якову Пушников у, одному из бургомистров нижегородского купеческого самоуправления. Известно, что когда Петр I вторично приезжал в Нижний Новгород в 1722 году, он праздновал свое пятидесятилетие и пятисотую годовщину основания города у Пушникова, и, вероятно, именно в этом доме — единственном сохранившемся до наших дней из нескольких каменных зданий, принадлежавших потомкам Ивана Пушника.

Это уже  настоящие палаты  из двух соединенных между собой и построенных в разное время зданий. Более старое, на низком, как полуподвал, подклете, возведено в XVII в. По-видимому, в начале XVIII в. к нему был пристроен второй дом, меньший по площади, но с высоким подклетом, использовавшимся как подсобный этаж, с сенями, кладовой и кухней.

Жилые помещения обоих зданий и два этажа нового связывались между собой внутренней лестницей, которая проходила через крыльцо старого дома, попавшее теперь внутрь помещения. Второй, жилой этаж делился на сени и парадную половину, причем каждая часть состояла из двух больших комнат. Дверь в северной стене выходила на крыльцо наружной лестницы, которая вела непосредственно в парадный, жилой этаж.

Внизу, под этим крыльцом, был устроен вход в подклет с проемом, имевшим скошенные верхние углы и окаймленным профилированной кирпичной рамой. Парадные комнаты второго этажа обращены на восток. Лепные украшения на их сводах и стенах в стиле петровского времени были выполнены вскоре после постройки дома, одновременно с разборкой обычных для древнерусского каменного жилища широких, массивных подоконников.

Нижегородские купцы не хотели отставать от моды и в доме, построенном в духе «милой старины», в его лучшей, парадной комнате, вводили новшества, заимствованные из архитектуры светлых, с большими окнами дворцов молодого Петербурга. Веяния времени требовали, чтобы вместо прежней, почти крепостной изоляции внутренних помещений, выходящих узкими окнами в огражденный двор, жилые дома имели широкие окна, обращенные непосредственно на улицу. В переделках старорусских палат на новый лад нашла отражение борьба Петра против замкнутости быта Московской Руси, за приобщение русских людей к общественной жизни.

Во внутренней стене второго яруса новой части дома была устроена кирпичная лестница. Она вела в верхний, деревянный жилой этаж, уничтоженный еще в давнее время, однако до наших дней сохранилась старая рубленая светелка с окном, выходящим на северный фасад. Такой же «жилой чердак» — бревенчатый сруб, поставленный на нижние каменные этажи, завершал и старую часть дома, о чем свидетельствует первоначально гладко обработанное отверстие в своде его северной половины. Лестница шла вплотную к наружной стене, и попасть по ней в верхнее помещение можно было лишь в том случае, если бы снаружи продолжалась вертикальная стена, которая могла принадлежать только срубу жилой надстройки.

рубрика: История Нижнего Новгорода