Страны Арктики и Антарктика

Главная » Северные экспедиции »

Дальнейшие открытия побережья Охотского моря

Дальнейшие открытия побережья Охотского моря. Летом 1646 г. из Якутска вышел к Охотскому морю отряд казаков, в который был зачислен Алексей Филиппов. Шли казаки путем Москвитина: по рекам системы Лены, затем по Улье до ее устья, а оттуда вдоль берега моря на северо-восток до устья Охоты. Здесь они поставили острог и перезимовали. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

Экспедиция Попова и Дежнёва

Экспедиция Попова и Дежнёва: открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан

Предыстория

К купцам города Нижнеколымска стали доходить слухи о о богатой соболями реке Погыче (Анадырь), до устья которой несколько суток пути. Поэтому летом 1646 г. из Нижнеколымска в море на поиски «соболиной реки» вышла партия промышленников-поморов (девять человек) во главе с кормщиком Исаем Игнатьевым, по прозвищу Мезенец. Двое суток они на коче плыли на восток по свободной от льда полосе, вдоль скалистого берега и дошли до губы, вероятно Чаунской: в таком случае они видели лежащий у входа в нее о. Айон. В губе они встретили чукчей и вели с ними небогатый немой торг: «…съезжать к ним с судна на берег не смели, вывезли к ним товарцу на берег, положили, и они в то место положили кости рыбья зуба (моржовых клыков) немного». Когда Игнатьев вернулся с такими известиями, то было решено снарядить туда большую промысловую экспедицию. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

Походы Маломолки и Горелого к Охотскому морю

Русская администрация в Якутске, получив информацию Москвитина, еще больше заинтересовалась Амуром и Ламским (Охотским) морем и в 1641 г. организовала два отряда. Перед первым под командой Антона Захарьева Маломолки была поставлена задача разыскать дорогу с Алдана на Амур. Из Бутальского зимовья летом 1641 г. он впервые поднялся к истокам Алдана в Становом хребте и перешел, как уверяли проводники-эвенки, к реке системы Амура. Казаки связали плоты и начали спуск, но… вновь попали на Алдан. Очевидно, они спустились по Тимптону, притоку Алдана; его истоки и верховья одного из притоков Тимптона сближены. А. Маломолка, вероятно, был первым землепроходцем, прошедшим весь Алдан (2273 км) и проникшим на Алданское нагорье. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

Поход Ивана Москвитина к Охотскому морю

Иван Москвитин первым достиг Охотского моря

Из Якутска в 30-х годах XVII в. русские двигались в поисках «новых землиц» не только на юг и на север — вверх и вниз по Лене, но и прямо на восток, отчасти под влиянием смутных слухов, что там, на востоке, простирается Теплое море. Кратчайший путь через горы от Якутска к Тихому океану вышла группа казаков из отряда томского атамана Дмитрия Епифановича Копылова. В 1637 г. он проследовал из Томска через Якутск на восток. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

Первые поиски Северо-Восточного прохода - голандские экспедиции

Первая экспедиция Баренца

Первые поиски Северо-Восточного прохода - голандские экспедиции. За англичанами на поиски Северо-Восточного прохода двинулись голландцы. В июне 1594 г. из Голландии на север вышла экспедиция на трех кораблях и яхте с заданием «открыть удобный морской путь в царства Катайское и Синское, проходящий к северу от Норвегии, Московии и Татарии». Одним кораблем командовал амстердамец Виллем Барентсзон (сын Барента), прославившийся под обычным у голландцев сокращенным отчеством Баренц — фамилии у него, как у человека простого происхождения, не было; второе судно шло под командованием Корнелиса Корнелисзона Ная, третье — Бранта Исбрантзона Тетгалеса. Торговым комиссаром на его корабле был Ян Хейген Линсхотен; он владел пером и описал это и последующее путешествия. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

В поисках Северо-Восточного прохода - английские экспедиции

Английская зкспедиция Уиллоуби — Ченслора

Англия в первой половине XVI в. была слишком слаба, чтобы пытаться оспаривать португальское и испанское господство в южных и западных морях, но для англичан оставались открытыми северные моря. И они начали искать Северо-Восточный проход, т. е. морской путь из Западной Европы в Восточную Азию в обход Северной Европы и Азии. В середине XVI в. дела английских купцов пришли в упадок и по совету С. Кабота и при его деятельном участии лондонские крупные торговцы организовали в 1548 г. «Общество купцов-предпринимателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений, неведомых и даже доселе морским путем не посещаемых». Общество купило три корабля, отремонтировало их и снабдило небольшими вспомогательными парусно-гребными судами (пинасами), обычно помещавшимися на борту корабля. ( далее… )

Рубрика: Северные экспедиции

Арктида. Убрать

Периоды осушения и затопления Берингии чередовались в прошлом неоднократно, по некоторым данным - до шести - восьми раз. Как раз столько, сколько оледенений повторялось в недавней геологической истории Земли. Люди своей первобытной историей, видимо, захватили лишь два последних цикла. Завершающая фаза затопления началась с распадом последнего ледникового покрова и окончилась, вероятно, около пяти-шести тысячелетий назад. В сущности, если мерить геологическими мерками, совсем недавно. Впрочем, учитывая продолжающееся таяние и гибель ледяных островов на соседнем полярном шельфе, можно говорить, что затухающие признаки наступления моря налицо и по сей день.

Несомненно, сложная природная ритмика отражалась и в жизни Арктиды. Мы очень мало знаем об этой земле, скрытой под неприветливыми арктическими водами. Тем ценнее все то, что удалось собрать и обобщить, в том числе и данные о территориях, непосредственно окружавших ледяную сушу.

Вдоль крупнейших рек Восточной Сибири - Лены, Алдана, Индигирки - обнаружены следы гигантских коридоров выдувания, достигающих несколько сот километров в длину. По ним полярный антициклон запускал “щупальца” в глубь континента. Мощные потоки арктического воздуха текли на юг, неся с собой струи пыли и песка. Обнаружены груды камней, истертых этой песчаной поземкой, словно наждаком. И что самое поразительное, среди них встречаются тысячи (тысячи!) орудий каменного века, точно таким же образом обточенных ледяными ветрами. Значит, в этой дикой пустыне или где-то рядом с нею все-таки жили люди.

Скорее всего они приходили сюда летом, когда страшные рукава гиперборейского антициклона временно бездействовали. Кстати, а что за погода была здесь летом? Ведь в той же Якутии июльская жара нередко загоняет столбик термометра за тридцатиградусную отметку.

Видимо, нечто подобное было и в Арктиде. Сухость климата и разреженность облачного покрова позволяли солнечным лучам быстро нагревать верхние слои почвы, а ведь солнце во время полярного дня светило круглые сутки. По мнению специалистов, летом здесь было даже жарче, чем сейчас, когда облака и туманы крадут солнечное тепло и уносят его от земной поверхности. Судя по находкам ископаемой флоры и фауны, жизнь в Арктиде хотя бы на протяжении трех-четырех месяцев в году расцветала буйным цветом. Но конечно, жизнь особенная, торопливая.

За короткие светлые месяцы растения должны были завершить весь жизненный цикл, дать семена для будущего года и замереть, готовясь к встрече с ревущей аэродинамической трубой полярной ночи. Естественно, в таких условиях получали огромное преимущество травы перед деревьями и кустарниками. В Арктиде возник неповторимый ландшафт сухой арктической степи. Бесснежная степь давала круглогодичное пропитание для травоядных млекопитающих. Значит, пища была, и главной трудностью для них оставался лишь почти космический зимний холод. Но зато для животных, сумевших к нему приспособиться, такой ландшафт был землей обетованной. А лучше всех, как известно, сумел приспособиться к холоду мамонт.
Обилие крупных млекопитающих можно рассматривать как косвенное свидетельство отсутствия в Арктиде мощных ледниковых куполов. Животным надо пастись. Подземный лед, даже если он достигает толщины в десятки метров, этому не мешает. Главное, чтобы сверху лежал пласт почвы. Как раз такое строение и наблюдается в береговых обрывах тающих островов.

Но с другой стороны, нельзя исключить и близкого сосуществования подземного и надземного оледенений, ведь живут стада овцебыков у края шпицбергенского ледникового покрова и неплохо себя чувствуют.

Если ледниковые купола и были в Арктиде, то прямых следов от них не осталось. Подпочвенные льды арктических островов и побережья моря Лаптевых представляют собой весьма своеобразное образование и в самом деле мало походят на погребенные остатки настоящего ледника. У них меньше плотности, нет следов пластического течения и других признаков ледниковой динамики.

Геологи, настаивающие на том, что льды были сублимированы из почвенного воздуха, представляют убедительные доказательства своей правоты. Такой лед, перекрытый сверху толщей ветровых наносов, в условиях арктического климата может сохраняться очень долго. В принципе можно допустить, что такие наносные почвы частично распространялись и на многолетние паковые льды Полярного океана.

Значит, как считали С. В. Томирдиаро и его сотрудники, экосистемы древней мамонтовой степи могли существовать прямо над морем. Но это предположение чрезвычайно трудно проверить. Что же касается прочих предположений о строении Арктиды, то они поддаются проверке, пока ледяные острова еще не стерты с лица Земли.

Окончание ледниковой эпохи и быстрое повышение температур привели к таянию ледниковых куполов Европы и Америки. Подпочвенные льды Северо-Востока были защищены слоем земли и реагировали на потепление гораздо медленнее. Но у них был другой враг - океан. Его уровень повышался, и вода разъедала стенки ледового материка. Арктида распадалась на отдельные архипелаги. Четвероногие обитатели гибнущей мамонтовой степи скучивались на островах, которые быстро уменьшались и, конечно, уже не могли их прокормить.

Это была настоящая экологическая катастрофа - стремительная и неотвратимая. Теперь становится понятным, почему почва ледяных островов набита костями животных. Ясной становится и судьба Земли Санникова. Ведь ледяные островки тают у нас на глазах. Гибель Арктиды продолжается.

Эфемерные земли Арктики тают, как льдинки в стакане. Это говорит о медленном, но закономерном подъеме уровня моря и, возможно, о потеплении. Еще в тридцатых годах советский океанолог Н. Н. Зубов, описывая берега острова Большой Ляховский, предсказал ему печальную участь: “…вдоль всего берега тянулись сплошные обвалы. Свежие обвалы были характерны белоснежным цветом ископаемого льда. Несомненно, что с островом Большой Ляховский случится то же, что случилось с островом Васильевский…”

…А также с Землей Санникова, добавим мы от себя. Эта же судьба ждет острова Столбовой, Новая Сибирь и некоторые другие, которые состоят в значительной степени из ископаемого льда. История Арктиды лишний раз напоминает, насколько близки к нам коллизии ледникового периода. Это было совсем недавно - триста-четыреста поколений назад.

Рубрика: Северные экспедиции

Берингия. Убрать

В совпадении ритмики доколумбовых проникновений в Новый Свет с ритмикой ледниковых и межледниковых эпох трудно не увидеть закономерности. Первая волна переселенцев совпала по времени с одним оледенением Земли, вторая - с другим. Между ними был довольно теплый интервал, когда ледники таяли и Берингийский мост исчезал под водой. Данные этнографии и палеогеографии совпадают.

Географические знания о Берингии - гораздо более полные, чем об Арктиде. Да это и неудивительно. Берингийскую сушу исследуют уже более полувека. Здесь открыты свои “горы” - те, что сегодня возвышаются над водой в виде скалистых островов, свои реки и озера. На дне моря отчетливо прослеживаются затопленные долины Юкона и Кускоквима. Некогда эти реки были гораздо длиннее и несли свои воды через всю Берингию. Здесь кипела яркая и очень своеобразная жизнь. Степень сходства ископаемых фаун к востоку и западу от пролива очень высока. Из 22 видов зверей, кости которых найдены на Колымской низменности, 21 вид встречается в отложениях Аляски. Это было единое животное царство.

Пришельцы из Сибири оказывались более конкурентоспособными и поэтому вытесняли коренное животное население Нового Света. Берингийская суша, за редким исключением, была “улицей с односторонним движением” - с запада на восток.

Интересно проследить путь древних переселенцев из Сибири в глубь Америки. Если климат Арктиды и ее южной периферии - Чукотки, Берингии и Аляски был сухим и, следовательно, неблагоприятным для роста ледников, то, спускаясь на юг, где ныне расположена Канада, люди сталкивались со стеной покровного оледенения.

Еще один парадокс: климат становился немного мягче, но на смягчение реагировали прежде всего ледники. Восточная половина континента была занята Лаврентийским ледниковым щитом. Западнее, на хребте Кордильер, развивалась горная ледниковая шапка. Но между этими ледниковыми телами существовало уникальное природное явление - североамериканский “безлёдный коридор”.

Этот узкий и длинный проход змеился на сотни километров, постоянно изменяя свою конфигурацию, ведь его стены были сложены из динамичных, пульсирующих ледников. Благодаря тому что подвижки лаврентийских и кордильерских льдов были разновременными, коридор оставался проходимым большую часть времени. Только в эпохи максимального похолодания льды двух ледниковых покровов смыкались и блокировали естественный заповедник Аляски - Юкон. На остальных этапах между ледяными Сциллой и Харибдой сохранялся узкий зазор шириной порой всего в несколько километров. По этому естественному дополнению Берингийского моста и шли с севера на юг стада травоядных и преследующих их хищников. За ними, открывая новые земли, двигался человек.

Причиной односторонней направленности движения служило, видимо, и то, что на американской стороне природные условия были помягче. Различие сохранилось и позже, когда ледниковая эпоха кончилась, освобожденные воды схлынули в океан и Берингов перешеек в очередной раз превратился в Берингов пролив.

О некотором отличии природных условий по другую сторону моря русским землепроходцам было известно задолго до “официального” открытия Аляски в 1732 году. На карте Ивана Львова, составленной на 20 лет раньше, за Колымским морем и Шалацким носом показано море Акиян (так и называлось!), а затем нос Анадырский (ныне Чукотский полуостров) и, наконец, неизвестная земля, ничем не ограниченная с севера и востока, с надписью: “Землица Большая, а на ней живут люди, по-чюкоцки зовомы кигин-элят. Язык собой (особый), а парки носят собольи, лисьи и оленьи. А зверь всякой, соболи, и лисицы, и олени есть, а юрты у них в земле; а бой лучной. А лес на ней сосняк и листвяк, ельник и березник, и острог у них…”

Первопроходцев поражало присутствие на восточной “землице” леса - не только “черного”, но и хвойного, строевого, которого на Чукотке не было. Соответственно отмечался и лесной пушной зверь, который всех интересовал: “…а парки носят собольи…” Повесть о матерой землице, расположенной за “северным углом” или “необходимым носом”, из поколения в поколение будоражила мореплавателей. Подтверждением ее существования служили находки среди плавника стволов сосен и елей, принесенных из-за моря. Но вплоть до экспедиции Беринга существовало убеждение, что туда можно пройти сухим путем. Сведения о проливе между материками, полученные в 1648 году С. Дежневым, были забыты.

Отзвуки древних трансберингийских связей слышны и сегодня. Птицы Чукотского полуострова - канадский гусь или трясогузка - совершают ежегодно перелеты на юг вплоть до Калифорнии. Мотивы исчезнувшей суши можно уловить и в преданиях прибрежных народностей.

Вот фрагмент из сказки кереков (не путать с коряками!) - одного из древнейших, если не древнейшего народа Чукотки, дожившего до наших дней:
“…А женщины тем временем прибежали к Тинной бабушке, к Морской старушке, и говорят ей:
- Ох, черт гонится за нами, поймать хочет. Помогла бы ты нам убежать.
- О, как вы напуганы, как вы напуганы! Ну-ка посмотрим. - И протянула ноги Морская старуха на ту сторону моря. - Вот так прямо по этим ногам детей переносите, сами бегите.
Перебрались женщины на ту сторону моря…”

Не правда ли, знакомый сюжет? Конечно, вслед за женщинами к Морской старухе подбегает страшный черт-людоед. Его зовут Плунтыканэлан - Владеющий Железным Крючком.

“- Где же женщины? Следы сюда ведут. Куда они делись?
- Они выпили море и перешли на ту сторону моря.
- Как же я? Не смогу выпить море.
- Сможешь. Они же так сделали.
- Ну-ка попробую выпить.
Стал черт пить море, а море нисколько не убывает. Пил-пил, тяжело стало, лопнул. Не стало черта, лопнул…”

Сказка, как известно, ложь. Но нет ли в ней определенного историко-географического намека? Кроме того, наверное, не случайно именно у кереков (и только у них!) сохранился странный обряд морского погребения умерших, который не известен ни у кого из народов, пришедших на побережье Берингова моря позднее.
Опуская тело соплеменников в морскую воду, кереки всегда напутствуют его словами: “Пошел к предкам”. Не значит ли это, что земля предков осталась под водой? В. В. Леонтьев, изучивший быт кереков, склонен видеть в этом уникальном обычае отражение событий, приведших к затоплению древней суши.

Рубрика: Северные экспедиции

Page 1 of 71234567»